22:18 

Клуб анонимных теннисистов, Инуи/Фуджи

Сай Скай
машина по самоуничтожению
Название: Что-то общее
Фандом: Принц Тенниса
Пейринг: Инуи Садахару/Фуджи Шуске
Рейтинг: PG-13
Жанр: романс
Размер: 2 тысячи слов
Саммари: Цикл драбблов о том, что у любящих друг друга людей обязательно должно быть что-то общее. Или необязательно?
Примечание: Написано на игры "Клуб анонимных теннисистов"; тема 34: «Я не собирался влюбляться в тебя, это просто случилось».

Загадка.

В команде Сейгаку Инуи знает все и обо всех. Расписание тренировок Кайдо, предпочтения в еде Момоширо, хобби Тезуки, взаимоотношения Ойши и Кикумару, слабости Эчизена, страхи Кавамуры. Инуи может предсказать поступок любого из членов своей команды, дать прогноз касательно их будущего, предсказать оценки, которые они получат на ближайших проверочных тестах. Единственной загадкой для Инуи остается Фуджи Шуске, который не поддается никакому анализу и попросту ставит крест на всех исследованиях. Инуи не любит показывать этого, но у него есть самолюбие и это самое самолюбие очень сильно страдает из-за существования в этом мире Фуджи Шуске. Каждый раз, когда Инуи уверен, что теперь-то он наконец собрал верные данные, Фуджи внезапно выкидывает какой-нибудь фортель, из-за которого становится ясно, что и эту тетрадь Садахару может смело отправлять в мусорку. Сначала это вызывало азарт. Затем раздражало. Теперь, похоже, превратилось в навязчивую идею. Инуи не соревнуется с Фуджи в теннисе - слишком по-разному они играют, чтобы можно было сравнивать, но он ведет постоянную борьбу на ином поле, своем поле, которое Фуджи каким-то образом умудрился присвоить. И поэтому разгадать Фуджи Шуске становится делом чести. Только так Инуи сможет вернуть свое, только так он успокоит израненное самолюбие. Иногда Инуи задается вопросом, что думает Фуджи о их противостоянии, и знает ли он о нем вообще? Это - тоже данные, которые никак не выходит получить. Инуи бьется весь год, применяя самые разные подходы, собирая и безжалостно отбрасывая собранные данные, наблюдая за Фуджи на тренировках и в свободное время. Ни одному человеку в личном графике Инуи Садахару не отведено столько времени, сколько Фуджи. Даже Кайдо. И тем не менее, к выпускным экзаменам Садахару вынужден констатировать, что за прошедший год он ничуть не продвинулся в своих исследованиях. Ни на йоту. Логика подсказывает отступиться, самолюбие яростно сопротивляется, разум мгновенно вносит коррективы в некоторые данные профиля самого Садахару - снижая определенные показатели. Это просто констатация факта, но она бьет по самолюбию еще сильнее. Инуи признает поражение - у него вышло все время и нет никакого результата. Он проиграл.
Так кажется ровно до того момента, как Фуджи, со своей обычной улыбкой, предназначенной всем и никому, искренней настолько же, насколько сам Фуджи открыт людям, не подходит к Инуи, чтобы поздравить его с поступлением в старшую школу. Садахару сдержанно принимает поздравления и даже обсуждает пару минут достоинства и высокие показатели своей новой школы. Фуджи внимательно слушает и кивает, а потом что-то в его улыбке меняется - Инуи сложно охарактеризовать это, но изменение заметно невооруженным глазом - и он сообщает, что рад. Очень рад тому, что увидит в старшей школе хоть одно знакомое лицо. Инуи мысленно рвет очередную тетрадь - школа, которую он выбрал, не значилась в его списке "предполагаемые учебные заведения, куда может решить отправиться Фуджи Шуске". Он опять проиграл. Но, кажется, ему только что дали понять, что противостояние продолжается. И ответили, наконец, на вопрос: "Знает ли Фуджи, что я соревнуюсь с ним?".
Инуи обещает себе разгадать Фуджи Шуске за оставшиеся три года.


Девушка.


С вероятностью в семьдесят пять процентов, мама тревожится о нем - Инуи уверен в этом. Недостающие двадцать пять вбирают в себя ежемесячные счета, проблемы на работе и возможные интимные проблемы с отцом Садахару, но в целом Инуи фактически уверен, что мама тревожится именно о нем. Впрочем, размышлять об этом особо нет времени - конечно, впереди еще целых три года, но это не значит, что Инуи позволит себе расслабиться и снизить темп исследований. Ни в коем случае. Каждая свободная минута должна уделяться тому, что важнее всего - познанию Фуджи Шуске.
Инуи следует за Фуджи всюду - посещает незаметно параллельно с ним картинную галерею в выходной, провожает на расстоянии до дома после школы, сидит через два столика, прикрываясь первым попавшимся, купленным в ближайшем киоске,, во время встречи Фуджи и Кикумару в кафе-кондитерской. Инуи всюду. Ценных данных все еще ноль.
С каждым днем Садахару приходит домой все позже и позже - подглядывание в окна дома Фуджи отнимает много времени, зато дает понять, как тот ведет себя в домашней обстановке. Мама все чаще кусает губы и - теперь Инуи уверен в этом на девяносто восемь процентов - тревожится за него.
Инуи дает себе зарок понять, что именно вызывает у матери беспокойство, и отправляется на очередной воскресный раунд слежки и наблюдения. Вернувшись вечером из очередного музея, он понимает, что, с вероятностью в сто процентов, в его отсутствие в комнате кто-то был.
С кухни доносится запах выпечки, мать Садахару вытаскивает из духовки пирог, напевая что-то себе под нос. Инуи с удивлением вынужден констатировать, что ее тревога, похоже, полностью сошла на нет. Скорее всего этот факт как-то связан с тем, что в комнате Садахару явно был проведен обыск. Инуи мысленно вносит в список ближайших дел: "Провести вежливый разговор с матерью о личном пространстве" и засыпает, совершенно измотанный сегодняшним музейным марафоном.
На кухне мать, поминутно оглядываясь на дверь, торопливо шепчет в телефонную трубку:
- ... совсем замкнулся, стал где-то пропадать, Макото, я уже и не знала что думать. Сегодня решилась, в конце-концов, если он влез во что-то плохое, я же должна знать, заглянула в его вещи. Не говори мне, что это неэтично, ты сделала бы то же самое, начни твой сын приходить домой посреди ночи неизвестно где проведя весь день. Так вот, ты знаешь, я была готова ко всему. Даже к наркотикам или играм на деньги. Мальчики в его возрасте... Ну что "не томи"? Билеты в картинную галерею, в музеи, чеки из кондитерской и девичий журнал о поп-музыке. Господи, какая же я дура, Макото, почему нужно было обязательно думать именно о плохом? У него просто появилась девушка! Как же, все-таки быстро растут дети.
"Быстро выросший", в глазах матери, Инуи переворачивается на левый бок, даже во сне продолжая думать о Фуджи Шуске.


2:0

Провожать Фуджи до дома, с безопасного расстояния, становится для Инуи ежедневным ритуалом. Он знает наизусть весь маршрут, все магазины и парки в округе. Каждый день он пытается угадать, что на этот раз Фуджи купит по дороге домой. Почти никогда не угадывает. Даже в таких мелочах Фуджи непредсказуем. Сегодня Садахару рискнул предположить, что из-за жары Шуске купит себе мороженое в маленьком магазинчике на углу, но Фуджи миновал его, даже не взглянув, а вот у газетного киоска провел едва ли не час, и разжился в итоге, если Инуи правильно смог рассмотреть, небольшим флаконом мыльных пузырей.
Инуи старается идти в тени деревьев, не только из-за жары, но и чтобы не привлекать внимания. Пока ему везло - Фуджи настолько беспечен, что уже много дней не замечает постоянной слежки за собой. Это - данные. Почти совершенно неважные, зато верные, что делает их бесценными в глазах Инуи.
Фуджи идет неспешно, словно сильная жара никак на него не влияет и он наслаждается этой прогулкой. Инуи украдкой стирает со лба выступивший пот и прикидывает, сильно ли отстанет от Фуджи, если остановится купить воды. К сожалению, согласно его расчетам, водой придется пожертвовать.
Дойдя до дома, Фуджи не торопится заходить, он останавливается у двери, о чем-то думает, а затем достает из сумки недавнюю покупку. Инуи, успевший подобраться поближе, отмечает, что не ошибся - это действительно мыльные пузыри.
Фуджи открывает флакон, подносит к губам соломинку, капающую на землю мыльным раствором, и аккуратно дует. Вереница маленьких пузырьков отделяется от соломинки, устремляясь в небо, переливаясь на ярком солнце всеи цветами радуги. Фуджи провожает их долгим взглядом и легкой улыбкой, а затем, не поворачивая головы, произносит:
- Может, хоть сегодня зайдешь на чай? У меня есть отличный каркаде.
Инуи даже не удивляется. В глубине души он уже начал считать, что собрать верные данные на Фуджи Шуске попросту невозможно.


Что-то общее.

- Красивая история. - Произносит Фуджи, закрывая книгу. Инуи не отвлекается от тетради, выводя очередную формулу, однако, все-таки реагирует, уловив тон Фуджи:
- Но?
- Но я, к сожалению, совершенно не могу в нее поверить.
Краем глаза Инуи видит, как Фуджи аккуратно ставит "Варфоломеевскую ночь" на полку и вздыхает:
- Любовная история, описанная в этой книге очень трогательна. Но я так и не смог понять, что же вызвало эту любовь. Единственным ответом мне видится: "Внешность", но это было бы слишком грустно.
- Почему же? - Не то чтобы Инуи так интересовал данный вопрос, но это - тоже данные, причем из первоистчника, а такое игнорировать никак нельзя.
- Понимаешь, они толком даже не говорят друг с другом. А еще она - убежденная католичка, а он - гугенот, и каждый пытается обратить другого в свою веру, совершенно не слушая, что этот самый другой ему говорит. Они настолько разные, что отношения между ними кажется мне нереалистичными. - Фуджи замолкает, но потом добавляет. - У влюбленных людей должно быть что-то общее.
Инуи отмечает эту реплику и мысленно вписывает ее в психологический профиль Фуджи.
- А что ты думаешь, Садахару? - Спрашивает Фуджи. Последние недели он почему-то упорно зовет Инуи только по имени, начисто игнорируя то, что тот от этого явно не в восторге.
- Я думаю, что для каждого человека это по-разному. Кому-то нужна общность интересов, а кому-то достаточно привлекательной внешности. - Инуи понимает, что дал слишком общий ответ. Гораздо больше его занимает анализ сказанного Фуджи - если тот не лукавит, то еще одни данные Инуи оказались неверны. У Фуджи и Тезуки нет ничего общего, кроме тенниса, но даже к теннису они относятся совершенно по-разному. Значит, либо Фуджи лукавит, либо Инуи в очередной раз ошибся.
- Ты прав. - Отвечает Фуджи, усаживаясь на подоконник и проводя пальцем по горшку с кактусом. - Но это так грустно, ты не находишь?
Инуи пожимает плечами. Он не слишком любит оперировать такими понятиями как "грустно", "весело", "радостно" или "печально". Фуджи задумчиво смотрит в окно и спрашивает:
- Садахару, а во что влюбляешься ты?
Инуи удивленно хмурится, откладывая в сторону ручку. Подобные темы он еще не анализировал, как-то не до того было, да и просто не приходило в голову. В итоге, оценив собственные данные и профиль, он вынужден признать вслух:
- Я не знаю. Мне пока не доводилось анализировать такие данные.
Фуджи задумчиво склоняет голову и вздыхает:
- Разве так обязательно все анализировать? Не лучше ли оставить любовь просто любовью? Может же быть в мире что-то, не поддающееся твоим расчетам?
Инуи сдерживается, чтобы не ответить: "Да. Ты."
Тем более, он все еще не намерен сдаваться.


Выпускной.

Весь третий год Садахару преследует чувство дежа вю - как и три года назад он сражается с Фуджи, как и три года назад, все тетради с данными раз за разом оказываются в мусорном ведре. Как и три года назад, к выпускным экзаменам Инуи приходит ни с чем.
Дождавшись окончания официальной части, получив документы и поздравления от директора, Инуи покидает праздник, уходя в раздевалку. Его шкафчик уже пуст, все вещи лежат дома, но Инуи пришел и не за ними. Он садится на лавочку, откладывая в сторону бумаги, и вынимает из сумки тетрадь, точную копию ее предшественниц, носящую маркировку: "Фуджи Шуске". Все, что он умудрился собрать за три года, все данные, которые хоть как-то удалось подтвердить, умещаются на десятке листов. И не дают никакого представления о том, кто же такой Фуджи и чего от него ждать. В этот раз признавать поражение куда тяжелее, чем три года назад.
- Неужели ты до сих пор ведешь ее? - Фуджи входит почти бесшумно, внимательно глядя на Инуи и аккуратно прикрывая за собой дверь. Скрывать бессмысленно и Садахару кивает:
- Да.
- Могу я посмотреть? - В голосе Фуджи неподдельный интерес. Инуи невольно задумывается, серьезен тот, или же издевается, напоминая о их негласном противостоянии. Тем не менее, лгать или изворачиваться Инуи не намерен:
- Там почти ничего нет.
- Неужели я настолько сложен для анализа? - Фуджи улыбается и осторожно берет тетрадь из рук Инуи, проводя по запястью подушечками пальцев. - Позволь взглянуть.
Инуи наблюдает, как Фуджи разбирает его записи - то улыбается шире, то удивленно приподнимает брови, пару раз даже хмурится. Инуи ждет реакции.
- Что ж. - Фуджи задумчиво трет лоб, а затем откладывает тетрадь в сторону. - Не скажу, что рад этому, но мне кажется, я выиграл. Эти данные очень неполные. И здесь нет многих очень важных аспектов.
Инуи хочется стиснуть зубы, но он вежливо кивает. Все-таки, Фуджи признал их противостояние вслух. Разумеется - ведь он победил в нем.
- Поздравляю тебя с победой.
Странно, но Фуджи не выглядит довольным. Скорее печальным. Он вздыхает и отвечает довольно тихо:
- Если честно, я предпочел бы, чтобы ты меня разгадал.
Инуи не может сдержать удивление:
- В таком случае зачем ты ввязался в это противостояние? Если не хотел победить и доказать, что тебя невозможно анализировать?
Фуджи чуть улыбается, поднимая голову. И эта улыбка почему-то кажется Садахару абсолютно искренней. Ладонь Фуджи накрывает пальцы Садахару, глаза широко открыты и смотрят прямо в глаза Инуи. Фуджи медлит с ответом, но потом все-таки произносит:
- Чтобы у нас с тобой было что-то общее.

@темы: Хиракоба-кун, заткнись и греби

URL
Комментарии
2015-11-10 в 18:49 

Дамария
There is always something to smile about
Инуи всюду.
Вот это было реально страшно. )))
Спасибо.

2015-11-11 в 10:46 

_Lucky_
счастливая меланхолия
о, какая замечательная концовка! чувствуется и потерянность Инуи, и заинтересованность в этих отношения Фуджи.
класс :heart::heart::heart:

2015-11-11 в 18:57 

[Гер]
Стукнулся ворон головой и сделался добрым молодцем
Великолепно!:heart:

     

Рыцарь круглого квадрата

главная