21:10 

Сай Скай
машина по самоуничтожению
Название: Bring the violence
Фандом: Принц Тенниса
Пейринг: Ягю Хироши/Нио Масахару
Рейтинг: NC-17
Жанр: dark
Предупреждения: откровенная жестокость, садизм, графическое описание насилия
Примечание: В тексте использованы отрывки из песни группы Lordi "Devil Is a Loser". Это - первая часть из двух запланированных.
Написано по желанию Niou-kun, поздравляю, друг мой, теперь мы - официально больные ублюдки.


Download Disturbed Violence Fetish for free from pleer.com

Так бывает - люди засыпают в метро. Тяжелый день, усталость, коварно подкравшаяся и незаметно утянувшая тело в глубой сон. Ягю недовольно поморщился, когда на его плечо опустилась аккуратная девичья головка, плеснув волной длинных темных волос. Ягю вообще не слишком любил тесные контакты. Тем более - с малознакомыми людьми. Даже спящими.
Однако, настоящий джентльмен всегда подставит плечо, если даме требуется помощь. И не важно, в буквальном или фигуральном смысле. Так что Ягю стоически продолжил читать, стараясь не отвлекаться на сочащуюся из выпавшего чужого наушника музыку:

cause the devil is a loser and he's my bitch.
for better or the worse, and you don't care which.
runnin' into trouble you skitch.
he's my bitch!

Песня, да и стиль музыки, на вкус Ягю, не слишком подходили девушке, ее легкому белому платьицу, нежному макияжу, перламутровым ноготкам с аккуратным маникюром, однако, Хироши предпочитал не относить себя к тем, кто судит стереотипно. Никогда не знаешь, что в голове у того или иного человека. Внешность - не более чем оболочка, в которой каждый носит свою внутреннюю мерзость, свое безумие, постыдные тайны и извращения. Не бывает людей без скелетов в шкафу. Каждому есть, что скрывать. Аксиома. И чем приличнее и симпатичнее внешняя оболочка, тем большая мерзость, скорее всего, под ней скрыта - в это Ягю верил почти безоговорочно.

Поезд слегка тряхнуло и девушка завозилась на плече Ягю, заставив того внутренне поморщиться. Сонные глаза приоткрылись, пару раз взлетели и опустились ресницы, незнакомка осознала момент пробуждения, моментально смущенно вспыхнула и торопливо отодвинулась, бормоча извинения. Ягю сдержанно кивнул, привычно подавляя желание вытянуть руку и впиться в открытое белое горло, выдавливая из девушки дыхание. Просто кивнул и вернулся к чтению. Как всегда. Очередная маленькая победа.

Обычно, когда носишь в себе что-то темное, то создаешь себе точку безопасности. Место, где можно побыть самим собой хоть несколько мгновений. Подвал с фотографиями в доме сталкера. Тайный блог булимички. Комната с закрашенными окнами в убежище социофоба. Надежно запертая тумбочка с тощей стопкой дисков - отрада педофила.
Себе самому Ягю сознательно не стал создавать точку безопасности, не желая дарить зону комфорта поселившейся в нем мерзости.

Ягю встал, не замечая очередного извинения девушки с соседнего сидения, и прошел к дверям, готовясь выйти на станции. Все. Теперь осталось совсем чуть-чуть - прийти домой, спокойно ответить на вопросы матери о прошедшем дне, поблагодарить за ужин, сделать вид, что интересуешься новостями сестры, и, наконец уйти в комнату и остаться с собственным безумием наедине.

Ягю привык держаться даже наедине с собой. Постоянный контроль, ни единого лишнего слова, никаких резких движений. Идеальное управление самим собой. За несколько лет он почти достиг совершенства в контроле над эмоциями. Почти - потому что всегда оставались сны. Сны, в которых зажатое днем яростное начало наконец-то брало верх и полностью безраздельно властвовало над Ягю. Сны, полные жестокости, увечий, чужой боли и крови. Прекрасные сны.

- Хироши, я сегодня меняла белье. - Произнесла мать, цепко и внимательно глядя на сына. Тот вежливо и благодарно кивнул, как и полагается почтительному ребенку. - У тебя снова порваны простыни. Все хорошо, милый?
Мама не умеет заставать врасплох и выуживать информацию - это Ягю знал всегда. И всегда убеждал ее, что все, разумеется, хорошо. Сейчас так сильно экономят на материалах, да и натяжение идеально расстеленного постельного белья... мама, хочешь, я приглашу Янаги-куна, он расскажет тебе об этом подробнее? В этом нет необходимости? Что ж, ладно. Главное, что ты больше не волнуешься, мама. Все хорошо.

Неимоверно хорошо, настолько, что вцепляешься в простыни намертво, разрывая их, видя во сне, как разрываешь чужую одежду. Как лопается чья-то кожа, как пальцы погружаются в рану, раздирая плоть.
Невозможно хорошо. Чужие крики, наполняющие голову, чужие слезы, чертящие дорожки по щекам, извинения - уже не дежурные, а искренние, хриплые, выкрикнутые на пределе сил, переходящие в вопль боли, так божественно гармонирующий с хрустом ломающихся костей.
Нечеловечески прекрасно.

- Хироши, а мы сегодня ходили в музей! - Младшая сестренка смешно свисала с дивана вниз головой, зачем-то при этом болтая в вздухе ногами. Мать не одернула ее и Хироши улыбнулся:
- Вот как? И что же там было интересного?
- Все! - От избытка чувств девочка всплеснула в воздухе руками. - Нам показывали настоящие самурайские доспехи и мечи, представляешь?
- Вот как? Это наверняка было очень познавательно. - Ягю кивнул, стараясь выбросить из головы мысли о самурайских мечах.

Катана, максимально заточенная, медленно срезающая кожу пластами с беззащитного привязанного тела. Услышать крик боли Санады, когда его же меч легонько скользнет ему за спину, а затем резко вспорет кожу на позвоночнике. А если ударить катаной плашмя, то кожа расцветет синяками и легкими порезами. Слишком легкими, чтобы бояться о смерти от потери крови, но достаточно неприятными, чтобы вырвать у Санады еще один крик. По одному удару катаной - за каждый несправедливый удар Санады. О да.
А вакидзаши в финале можно вогнать заместителю капитана в горло. И слушать, не отрываясь, как Санада надсадно хрипит, захлебываясь кровью.

Усилием воли Ягю отогнал видение, зная, что оно еще вернется ночью, и продолжил внимательно слушать про ронинов и остатки древнего плуга под непробиваемой витриной, и про то что Эйске-кун снова дернул сестру за косичку, а значит, он - дурак, но она точно ему нравится.

О, если бы любовь действительно измерялась уровнем жестокости, Ягю мог бы сказать, что любит весь мир. И в особенности Нио Масахару. Бич его реальности и самого частого гостя в его сновидениях. Интересно, слетела бы показная беспечность и ерничание Нио, увидь тот хоть краем глаза, как он выглядит во снах Ягю?
Исполосованное бритвой лицо. Мелкие, аккуратные но глубокие царапины. Такие не заживут просто так. Впрочем, они вообще не заживут - потому что нарисовав бритвой на лице Нио тонкую сетку, Ягю всегда переходил к следующему акту и медленно - слишком медленно - начинал сдирать с лица Масахару кожу. Сегмент за сегментом, не слушая криков боли и жестоко сломав, предварительно, ему оба запястья. Связывать Нио - ну уж нет. Пусть остается свободным. Он же такой подвижный.
Нио хотелось не просто искалечить - сперва изуродовать. Стереть наглую усмешку с лица вместе с самим лицом. Вырвать с корнем сыплющий бредом и гадостями язык, выдавить - медленно, наслаждаясь каждой секундой - бесстыжие глаза, вырвать, дернув с максимальной силой, несколько прядей волос, заставляя голову беспомощно двигаться в заданном направлении. Оставить ему только слух и ощущение невыразимой боли. И вот тогда...

Ягю отставил чашку и ласково потрепал сестренку по волосам:
- Твой одноклассник ведет себя не по-джентльменски.
Малышка фыркнула, мать не сдержала гордую улыбку. Хироши такой чуткий и вежливый. Идеальный ребенок, да еще и отменный ученик.
Словно откликаясь на ее мысли, идеальный ученик извинился и сообщил, что ему пора заняться уроками, после чего незамедлительно скрылся в своей комнате.

Ягю аккуратно прикрыл дверь и перевел дух, не позволяя, тем не менее, хищной усмешке проступить на лице. Держаться. Всегда. Даже наедине с собой. Ни единой поблажки. Никогда. Этому позволено прорываться только ночью.
Кажется, сам того не желая, Хироши все же создал для себя точку комфорта.

Домашние задания можно делать быстро, не отвлекаясь на сторонние размышления, а можно - долго и с наслаждением, смакуя каждый сухой абзац из учебника по истории, описывающий казнь того или иного политического деятеля, представляя ее в красках, наслаждаясь фантазией о том, что на самом деле когда-то произошло.
Ягю всегда выполнял домашние задания быстро.

Домашние задания. Несколько глав из "Продвинутого английского для старшей школы", короткий разговор с отцом о грядущих матчах, душ, подготовка вещей к завтрашнему дню.
Сон.

Ягю заснул почти мгновенно, стоило только закрыть глаза - яростной части его натуры явно не терпелось получить удовлетворение. Хироши плавно повел плечами, оглядывая место действия. Пустой вагон метро, замерший где-то в тоннеле, мигающий свет, треснувшее оконное стекло. Сегодняшняя девушка, испуганно забившаяся в угол вагона. Ягю знал, что увидит именно ее.
Страх незнакомки, казалось, был осязаем, он исходил от нее легкими, невесомыми волнами, едва ощутимый, как звуки музыки из ее наушников, и тоже становящийся куда отчетливее по мере приближения.

you got yourself some greasepaint
set of white and black
all you got was laughter
and Gene Simmons on your back

- Пожалуй, со спины мы и начнем. - Ягю паскудно ухмыльнулся, глядя, как расширяются от ужаса глаза девушки при виде осколка стекла в его руке. О, пожалуй, эту он не станет связывать. Пусть побегает, если сможет. Отсюда ей все равно не убежать.
Два коротких шага - преодолеть остатки расстояния между ними. Быстрое движение рукой - вырвать наушники, так, чтобы провод ожег кожу, оставляя красную полосу на тонкой шейке.
Девушка вскрикнула, отшатываясь и прижимая ладонь к поврежденной коже. Она и не пыталась бежать. Скучно. Что ж, значит, Ягю ее заставит.
- Быть может, вы тоже этого хотите, леди? - Учтивость, как можно забыть об учтивости? Почему-то она всегда пугает их больше, чем агрессия или угрозы. - Что ж, тогда повернитесь, сегодня вы будете моих холстом.
Вот теперь она действительно испугалась. Взгляд выдал панику, заметавшись по сторонам в поисках выхода. Ягю надеялся на это. И оставил ей возможность, встав гораздо правее, чем мог бы. Кажется, она заметила эту "оплошность".
- Пожалуйста, господин, не делайте мне больно. - Снова тот же тон, что и днем в поезде, но на сей раз голосок дрожит. Плохо, очень плохо. Неискренность - это очень мерзко. Ягю не терпит ее.
- Простите, леди, но я вынужден. Вы же сами и вынудили меня. - Ягю наклонился слишком медленно, давая девушке возможность для маневра. И она попыталась этим воспользоваться, резко бросившись вперед, вскочив с пола одним слитным движением. Это красиво. И Ягю не останавливал ее целых пять секунд, но затем все же быстро развернулся и поймал длинные волосы, с силой дергая на себя. С максимально возможной силой, чувствуя, как пара тонких прядок остается в руке. Девушка рухнула на спину с криком, вскидывая руки в жалкой попытке защититься. Бесполезно. Это - мир Ягю, и только он может управлять им.
- Видимо, вы действительно не так уж и хотите уйти, леди. - Учтиво сообщил Ягю, наклоняясь к своей напуганной жертве. - Вы даже не старались толком.
Это - искажение истины, но Ягю не слишком тревожит данный факт. Пусть так. Интересно, ответит ли она?
Девушка не ответила, она начала плакать. Всхлипывания раздражали Ягю, но слезы его завораживали. Он резко потянул девушку за волосы, заставляя вскинуть голову, любуясь потеками слез и туши на ее лице. Это было безмерно красиво, равно как влажные ресницы и дрожащие губы.
- Леди, вы будите во мне все новые и новые желания. - Произнес Ягю, старательно копируя одну из самых похабных ухмылок Нио. Ему хотелось напугать незнакомку еще сильнее. Нет, до сексуального насилия Ягю ни за что бы не опустился - это его не заводило и казалось отвратительным. По крайней мере, в случае с неизвестной ему девушкой. Секс с жертвой Ягю мог бы признать только в одном случае, но думать об этом - значило отвлечься и упустить так интересовавшую его реакцию. Девушка вздрогнула и попробовала отползти, словно забыв о зажатых в кулаке Ягю волосах:
- Господин, нет, пожалуйста! Не надо! Что я такого сделала? Прошу вас!
Ягю довольно улыбнулся, наслаждаясь чужим страхом, а затем резко наклонился, дергая волосы девушки и выдыхая ей на ухо:
- Вы вторглись в чужое личное пространство, леди. В мое личное пространство.
- Вооот как? - Внезапно с насмешкой протянула незнакомка, никак не реагируя на боль и расправляя сгорбленные плечи. - И это теперь карается таким образом? Как интересно. Да ты открываешься с новой стороны.
Ягю отшатнулся от неожиданности и даже разжал пальцы, позволяя прядям темных волос выскользнуть из захвата. Девушка тряхнула головой, отбрасывая волосы за спину, и ухмыльнулась:
- Кто бы мог подумать. Ну уж точно не я. Пури.
Последнее слово, вкупе со скользнувшим по губе языком, мгновенно разбили иллюзию. Нио поднялся с пола, глядя на окаменевшего от неожиданности Ягю насмешливым взглядом.
- Значит, вот так ты развлекаешься? Никогда бы не подумал.
Ягю отмер, приходя в себя и медленно выпрямляясь, отводя чуть в сторону руку с зажатым осколком стекла. Растерянность исчезла с его лица, сменившись едва ли не радостью. Ягю поймал взгляд Нио и ответил ровно с той же насмешкой:
- Нет. Я еще и не начинал развлекаться.
Теперь сбитым с толку выглядел уже Нио. Ягю плавно шагнул к нему, вскидывая свободную руку, и, глядя все еще прямо в глаза, закончил:
- Развлекаться я буду сейчас.
Нио не успел увернуться и рука Ягю сомкнулась на его горле, сжимая крепко, но не с максимальной силой. Нио непроизвольно вскинул руки, вцепляясь в ладонь Ягю, стремясь высвободиться. Ягю ждал этого. Заготовленный осколок стекла полоснул Нио разом по обоим запястьям. Нио попытался вскрикнуть, но воздуха явно не хватало. Ягю чуть прикусил губу, напряженно следя за каждым движением, каждой эмоцией Нио. И удовлетворенно вздохнул, увидев наконец на его лице неподдельный испуг.
Сжав ладонь чуть крепче, вызвав новое судорожное движение, Ягю резко толкнул Нио к стене, отпуская. Тот впечатался в закрытые двери вагона, хрипло вскрикивая и жадно глотая воздух. Ягю не дал ему передышки. Мгновенно преодолев небольшое расстояние между ними, он с силой вцепился в правое запястье Нио, заставляя того зашипеть, а затем сделал то, о чем так мечтал, и что воплощал в каждом из подобных снов - быстро и безжалостно сломал его.
Крик Нио ударил по нервам, впиваясь в них, вибрируя и не желая заканчиваться. Ягю коротко выдохнул, чувствуя волну наслаждения от этого крика. И перехватил второе запястье.
Нио дернулся, отшатываясь, пытаясь вырвать руку. Ягю держал цепко, оглаживая разрез большим пальцем, чувствуя, как бьется под рукой пульс, как сочится кровью порез. Нио, неловко держа на отлете покалеченную правую руку, вскинулся, словно ища что-то в глазах Ягю:
- Почему?
И Ягю ответил, ломая второе запястье и совершенно не заботясь о том, услышит его Нио, или нет:
- Потому что я тебя ненавижу.
Ненависть словно заменила кровь. Ненависть пульсировала в висках, ненависть напитывала организм Ягю не кислородом, а безумием и жаждой растоптать Нио, уничтожить его. Пока тот выл, пытаясь выдернуть руку из хватки Ягю и только сильнее раня пострадавшее запястье, Ягю упивался своими действиями, своей несдержанностью и предвкушением того, что он сделает с Нио позже. Осколок стекла все еще оттягивал левую руку, с одной стороны ограничивая действия, а с другой стороны - давая множество новых возможностей. Ягю вскинул руку, поднося осколок к лицу Нио, заставляя того прекратить кричать и замереть, с опаской глядя на опасный предмет.
- Хочешь, поиграем в тренировку с капитаном? - Протянул Ягю, с наслаждением впитывая страх Нио. - Для начала я лишу тебя зрения.
Зрачки Нио расширились от ужаса, он попытался отшатнуться, но Ягю крепко прижал его к дверям, не давая этого сделать. Край стекла легонько царапнул кожу на щеке под нижним веком. Нио с силой выдохнул и сразу же с шумом снова втянул воздух.
- Ягю, не надо.
Ягю сдвинул стекло чуть ниже, надавливая уже сильнее. Кожа разошлась под нажимом стекла с неприятным треском, первая капля крови скользнула наружу. Нио тихо вскрикнул:
- Ягю, пожалуйста.
Ягю усилил нажим, чувствуя, как стекло царапает кость. Нио закричал уже в голос:
- Чертов ублюдок, прекрати, прекрати!
Ягю ухмыльнулся. И быстро выдернул стекло, чтобы затем, без передышки, всадить его в распахнутый от ужаса и боли глаз и торопливо отшатнуться.
Нио рухнул на колени, захлебываясь криком, вскидывая к лицу руки, словно забыв о покалеченных запястьях.
Ягю понаблюдал за этой картинкой пару минут, жадно впитывая ее в себя, а затем грубо собрал в горсть волосы Нио, заставляя того вскинуть голову, и выдернул стекло из глазницы. В этот раз Нио не закричал, а надсадно взвыл. Ягю ухмыльнулся, отбрасывая окровавленное стекло в сторону, наклоняясь и слизывая кровь с распоротой щеки Нио:
- А знаешь, что самое прекрасное? Мы ведь еще только начали.

Ягю проснулся в поту, разметавшись, вцепившись намертво в промокшие простыни. Кажется, он снова порвал ткань. Чертов Нио, все из-за него.
Отдышавшись, Ягю перевел дух и торопливо загнал все воспоминания о ярком сне поглубже, стараясь сосредоточиться на мыслях об учебе. Все. Ночь закончилась. Сейчас надо почистить зубы, позавтракать и собираться в школу. Днем еще ждет тренировка, а это значит...

- Хироши! - Мать, как обычно, сперва постучалась, но тут же открыла дверь, не дожидаясь ответа. - Ты уже встал? К тебе пришел одноклассник.
- Доброе утро, мама. - Кивнул Ягю, нашаривая на тумбочке очки.
- Доброе утро, Ягю. - Протянул до боли знакомый голос от двери. Ягю моргнул. Мама улыбнулась, пропуская Нио в комнату.
- Что ж, собирайтесь, мальчики, скоро будет завтрак. Хироши, ты опять порвал простыни?
- Да, мама. - Ягю отвечал автоматически, глядя только на Нио, привалившегося к стене.
- Ох, ну что ж такое творится? - Вздохнула мама. - Ладно, поговорим, когда вернешься. Не задерживайся только. Ох, у меня же плита!
Дверь скрипнула, затворяясь, торопливые шаги матери вскоре стихли. Нио плавно оттолкнулся от стены и вальяжно сел на кровать, буквально в сантиметре от Ягю:
- Порвал простыни, значит? И что же такое тебе снилось?
За секунду до привычного настойчивого поцелуя, закрывая глаза, Ягю все-таки честно ответил:
- Ты.

@темы: Родные и любимые, Хиракоба-кун, заткнись и греби

URL
Комментарии
2015-06-16 в 22:19 

_Lucky_
счастливая меланхолия
ВОУ
ВОУ
ВОУ

вот такую платину я очень люблю
спасибо.

- Хочешь, поиграем в тренировку с капитаном?
:hlop:

2015-06-17 в 07:29 

Gared
Always and forever. ©
Я уже сказал и показал Тебе всё, что об этом думаю, но...
Ах, Саяки, я люблю Вас!~

2015-06-17 в 10:44 

Noa Streight
Ну, это я при жизни был весёлый...
Не любитель такого, но текст афигенный!
:hlop::hlop::hlop::hlop:

2015-06-18 в 02:01 

j-morny
На первых двух абзацах такой классический серийный маньяк из Ягю. Забавный, но что-то не так. А примерно вот с этого:
Себе самому Ягю сознательно не стал создавать точку безопасности, не желая дарить зону комфорта поселившейся в нем мерзости.
и, мм, зазора на второй план для происходящего - сложилось. И с точкой комфорта, и весь остальной рисунок. Красиво.
Спасибо.

2015-06-22 в 22:46 

[Гер]
Стукнулся ворон головой и сделался добрым молодцем
очень круто! :red:
Офигенная платина!

     

Рыцарь круглого квадрата

главная