Сай Скай
машина по самоуничтожению

Она мне звонит впервые за пару месяцев, рубит сразу с плеча, шепчет: "знаешь, а я в Аду. Тут напрочь нет отопления и людей, зато мини-бар заполнен, качели стоят в саду. Я качаюсь на них с джин-тоником, как и в прошлом, и раньше еще, году. Я все также зачем-то кого-то жду и все также хочу повеситься. Что же, господи, я иду."

Я вылетаю наружу в одной рубашке, закрываю трубку ладонью, при этом не сознавая, что в голос уже кричу: "Где ты? Что с тобой, черт возьми, дай мне адрес - я сразу же прилечу. Прошу тебя, милая, ну не надо, погоди, ты же мне обещала сходить к врачу. Ты ходила?". Она молчит. Вместе с ней молчу. Мне безумно страшно. Не надо, пожалуйста, милая, я не хочу.

Она сдается, вяло диктует адрес. Какое-то Подмосковье, кажется - Королев. Я ловлю машину, она все еще на связи: "Знаешь, мне не хватает слов. Все время хватало, а теперь повторяю, как попугай, одно и то же избитое вновь и вновь. Может быть, это все же была любовь? Я кидала монетку, знаешь, мне выпал аверс. Я готова. А ты готов?"

Я срываю дверь ее дома на чистом адреналине, на животном страхе, мертвенным холодом опаляющем все нутро. Нахожу ее на качелях. Разлит джин-тоник, взведен курок. Дуло смотрит ей в рот. Вот сейчас все произойдет. И уже не важны причины, успеть бы только. Я бросаюсь вперед.

Я знаю, что не успею, все-таки, мы не в фильме, не в книге и даже не в сериале. Мы друг друга всю жизнь не ждали, по крупицам не узнавали, пытались, конечно, но друг для друга судьбою так, в общем-то и не стали. Но сейчас я с нею, и мы - словно две половинки помятой одной медали.

Она медлит, не жмет на спуск, она хочет, чтоб я успел, чтобы спас ее, чтобы остановил. Чтобы ее любил. Чтобы это была наша сказка, а обо всех, кто у нас с ней там прежде был, она бы легко забыла, а после бы я забыл. Я сжимаю ее ладони, чувствую ее пульс. Я успел. Я спас ее. Снова собой закрыл.

И теперь все в разы становится интересней, ведь теперь уже я хочу, чтоб она нажала на спуск. Да, я тоже об этом думал, милая, признаюсь. Ты же знаешь, как я ни стараюсь, как я ни бьюсь, все равно ни в тебя, ни в кого стороннего не влюблюсь. Так что сделаем это вместе. Я не боюсь.

А потом сидим на снегу, допивая джин из бутылки, безо всякого тоника или льда. "- Обещай мне, милая, больше ты никогда... - Хорошо, обещаю. И ты обещай тогда". У нас общая радость, одна на двоих беда. Но быть больше, чем просто другом, я для нее не смогу. И она для меня. Ну, разве что иногда.

 

Мы слишком безумны, милая, и слишком этим безумием поглощены, чтоб смущаться такими вещами, как совесть, вопрос цены. Друг в друге мы криво, с насмешкой, отражены. Старым своим привязанностям верны и никому, пойми уже, не нужны. Так что бей меня в грудь, прошу, не жалея, с силою.


@темы: Стихи и почеркушки, письма к Агриппине