Сай Скай
машина по самоуничтожению
Мама, мне двадцать четыре и я - девочка-идиот. Не обхожу препятствия, рвусь непременно вброд. Знаю, это пройдет.

Но как больно, мама. Мне скоро четверть века,
А я ничейная, одинокая, оторви да подальше брось.
Все так же люблю и жду того самого человека,
Жалею о том, что кончилось, не сбылось.

Мама, мне двадцать четыре, я пью таблетки, не сплю ночами. Я думала, что так будет только вначале. Но скоро год - а я до сих пор скучаю.

И ведь так глупо, мама. У меня на руках все карты,
А я сама себя в одеялах заживо хороню.
Вроде с приличной скоростью шла на старте,
А ближе к финишу растеряла свою броню.

Мама, мне двадцать четыре, я себя чувствую потушенным фонарем. Живу давно потерянным октябрем. Просыпаюсь к трем.

Просто страшно, мама. Я не умею иначе, не научилась,
Даже не думала, что придется когда-нибудь.
Ну вот и что с этим делать, скажи на милость,
Если нельзя ни вернуть, ни продолжить путь?

Мама, мне двадцать четыре, я не помню, когда меня кто-нибудь обнимал. Нерастраченной нежности - просто какой-то шквал. Но напрочь пропал запал.

Что мне делать, мама? Я хочу по-другому, честно.
Но как все, что было, выбить из головы?
Жизнь иногда мне кажется такой пресной,
Что тянет упасть в подушку и просто выть.

Мама, мне двадцать четыре и я не умею жить. Только прошлое ворошить. Что тут поделаешь - раны еще свежи.

Но я справлюсь, мама. Ты всегда говорила, что главное - захотеть.
Начинать, безусловно, трудно, но все еще впереди.
И знаешь, если пока что я не могу взлететь,
Это не страшно. Значит, просто буду идти.

@темы: Стихи и почеркушки