Сай Скай
машина по самоуничтожению
оператору Татьяне из центра экстренной психологической помощи МЧС России.


и однажды вдруг обнаруживаешь себя
на полу в кладовке, руки сжимают трубку,
и гудки, через равные, нервы к чертям дробят.
"операторы заняты все. подождите еще минутку".

когда первый порыв проходит, тянет нажать "отбой",
но тут вдруг гудки прекращаются. оператор. усталый голос.
и сказать так неловко: "знаете, я хочу покончить с собой".
в мыслях бьется: "да ладно, что я? сама как-нибудь успокоюсь".

все же шепчешь, давясь слезам и жгучим своим стыдом,
она просит тебя представиться, говорит, что ее зовут Таня,
она просит: "не отключайтесь, расскажите". идет с трудом.
предложения все слипаются, комкаются в гортани.

через пару фраз признаешься, что тебе скоро двадцать пять,
и что все проблемы-то высосаны из пальца, если не хуже,
но: "вы знаете, Таня, кажется, я совсем разучилась спать.
да и жить. это сложно, Таня - когда никому не нужен".

но: "вы знаете, Таня, утром мне из дома уйти пришлось.
в магазин. сигареты кончились. я три дня просидела дома,
а тут вышла, а там - декабрь. до костей. до всего. насквозь.
и весь мир такой непривычный, странный и незнакомый".

но: "вы знаете, Таня, страшно, когда ты целиком один,
когда надо бы вроде жить, а не хочется. страшно, Таня.
понимаете, в мире каждому кто-то необходим,
только что тут поделать, если абонент безнадежно занят?"

но: "вы знаете, Таня, вроде очень хочется просто стать
и счастливой, и состоявшейся, и любимой, наверно, даже.
только вот не выходит, Таня. не выходит не вспоминать.
и на каждое действие, все еще, первой мыслью: "а что он скажет?"

понимаете, Таня? все еще. и куда? и зачем? и все.
это так безнадежно глупо. что, простите? да, все мы люди,
да, у каждого свои слабости, да, я знаю, перетрясет,
но вы знаете, Таня, больно. очень больно, когда не любят.

понимаете, Таня, праздники. новый год, все дела, семья,
и кино еще это чертово, где у всех все в итоге сложится,
и приходит вдруг осознание - у меня ж теперь только я.
да, я знаю, так можно жить вполне. только мне что-то вот не можется.

понимаете, Таня, кажется, я с дырою живу в груди.
словно вырвали что-то начисто, и заполнить упорно нечем.
да, я знаю, потом отыщется, сколько лет еще впереди,
да, конечно, вы правы, Таня. время лечит. конечно, лечит.

понимаете, Таня, просто я не умею... нет, не хочу.
не хочу по-другому, заново, словно даже не то что не было,
словно было неважным. господи, я с катушек совсем качусь.
просто, знаете, больно, Таня, когда взяли вот так - и предали.

просто я не могу понять пока, да, наверно, и не пойму,
как вот так взять все то, что было - и спокойно переступить.
почему, ну скажите, Таня, то, что так легко одному,
для другого - невыполнимо? проще взять и закончить жить.

просто я не могу понять пока, как всего лишь за пару дней
можно из "никого родней" стать внезапно чужой и лишней.
не могу до конца поверить, и от этого лишь больней,
что из этого все равно бы ничего никогда не вышло.

просто я не могу понять пока, что на мне не сошелся свет,
что для каждого в этом мире - не один, а любой, на выбор,
и что там, где мне было солнечно, для меня больше места нет,
что спокойно вот так из сердца можно начисто взять и выдрать.

и не больно, не кровоточит, не саднит, и ничуть не тянет.
и за пару дней забывается все, что я до сих пор храню.
ох, не вам бы сказать все это. ладно. хватит. спасибо, Таня.
вы сегодня спасли меня. можно, я вам завтра перезвоню?"

@темы: Стихи и почеркушки