Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: письма к агриппине (список заголовков)
22:13 

Агриппине. Последнее письмо.

машина по самоуничтожению
Я давал обет никогда тебя не оставить, обещал хранить, да и много чего еще тебе обещал.
Но теперь, ты сама ведь чувствуешь, наступает тот момент, когда надо сказать: "прощай".
Мы с тобой, мое солнце, единым и неделимым прошагали немало лет, почти столько же врозь прошли,
Я любил, презирал тебя, холил и ненавидел, а теперь все закончилось - яблони отцвели.

Вместе с ними, малышка, что-то во мне иссякло. И я больше не стану врать ни тебе, ни Господу, ни себе -
Я устал быть твоей опорой, твоей поддержкой, утешать и все время помнить, что ты слабей.
Я устал о тебе заботиться, мое чудо, и, помимо усталости, я к тебе, если честно, не чувствую ничего.
Нам пора признать: я - герой не твоей баллады, как и ты - героиня романа не моего.

Я совсем не хочу терять тебя, мое счастье, просто дальше, давай, каждый, все же, своим путем.
Мы разнимся, малышка: ты рвешься и строишь планы, я - другой, я привык жить одним лишь днем.
Ты прекрасно знаешь паскудное слово "надо", и еще лучше знаешь "не стоит", "никак", "нельзя".
Ты не смогла бы так, как в моей природе - просто позволить себе жить, вперед скользя.

Ты в своем ледяном пространстве не видишь мира, ты не хочешь ему ни частью быть, ни сестрой.
Я же встроен в него. И поэтому мы не вместе. Нам пора бы признать - это было просто игрой.
Это было потребностью, смыслом, крепчайшей дружбой, но при этом - немного выдумкой. Ты прости,
Я теперь по-другому дышу и, с другим настроем, совершенно один, по другому иду пути.

Наша сказка так долго длилась, но все конечно. Мне хотелось бы верить, что ты все преодолеешь.
Но я в это не верю. Поэтому, моя радость, я тебе напоследок сделаю, как умею
Непрямой массаж сердца - когда его гладят словами, пусть не прямо, но ясно вполне говорят то, что так давно хотелось услышать.
Так что, знай, мое солнце: я дорожу тобой. И хотел бы всегда ощущать, что ты где-то дышишь.

@темы: письма к Агриппине, Стихи и почеркушки

23:10 

Агриппине, самой нежной девочке в этом мире

машина по самоуничтожению

Она мне звонит впервые за пару месяцев, рубит сразу с плеча, шепчет: "знаешь, а я в Аду. Тут напрочь нет отопления и людей, зато мини-бар заполнен, качели стоят в саду. Я качаюсь на них с джин-тоником, как и в прошлом, и раньше еще, году. Я все также зачем-то кого-то жду и все также хочу повеситься. Что же, господи, я иду."

Я вылетаю наружу в одной рубашке, закрываю трубку ладонью, при этом не сознавая, что в голос уже кричу: "Где ты? Что с тобой, черт возьми, дай мне адрес - я сразу же прилечу. Прошу тебя, милая, ну не надо, погоди, ты же мне обещала сходить к врачу. Ты ходила?". Она молчит. Вместе с ней молчу. Мне безумно страшно. Не надо, пожалуйста, милая, я не хочу.

Она сдается, вяло диктует адрес. Какое-то Подмосковье, кажется - Королев. Я ловлю машину, она все еще на связи: "Знаешь, мне не хватает слов. Все время хватало, а теперь повторяю, как попугай, одно и то же избитое вновь и вновь. Может быть, это все же была любовь? Я кидала монетку, знаешь, мне выпал аверс. Я готова. А ты готов?"

Я срываю дверь ее дома на чистом адреналине, на животном страхе, мертвенным холодом опаляющем все нутро. Нахожу ее на качелях. Разлит джин-тоник, взведен курок. Дуло смотрит ей в рот. Вот сейчас все произойдет. И уже не важны причины, успеть бы только. Я бросаюсь вперед.

Я знаю, что не успею, все-таки, мы не в фильме, не в книге и даже не в сериале. Мы друг друга всю жизнь не ждали, по крупицам не узнавали, пытались, конечно, но друг для друга судьбою так, в общем-то и не стали. Но сейчас я с нею, и мы - словно две половинки помятой одной медали.

Она медлит, не жмет на спуск, она хочет, чтоб я успел, чтобы спас ее, чтобы остановил. Чтобы ее любил. Чтобы это была наша сказка, а обо всех, кто у нас с ней там прежде был, она бы легко забыла, а после бы я забыл. Я сжимаю ее ладони, чувствую ее пульс. Я успел. Я спас ее. Снова собой закрыл.

И теперь все в разы становится интересней, ведь теперь уже я хочу, чтоб она нажала на спуск. Да, я тоже об этом думал, милая, признаюсь. Ты же знаешь, как я ни стараюсь, как я ни бьюсь, все равно ни в тебя, ни в кого стороннего не влюблюсь. Так что сделаем это вместе. Я не боюсь.

А потом сидим на снегу, допивая джин из бутылки, безо всякого тоника или льда. "- Обещай мне, милая, больше ты никогда... - Хорошо, обещаю. И ты обещай тогда". У нас общая радость, одна на двоих беда. Но быть больше, чем просто другом, я для нее не смогу. И она для меня. Ну, разве что иногда.

 

Мы слишком безумны, милая, и слишком этим безумием поглощены, чтоб смущаться такими вещами, как совесть, вопрос цены. Друг в друге мы криво, с насмешкой, отражены. Старым своим привязанностям верны и никому, пойми уже, не нужны. Так что бей меня в грудь, прошу, не жалея, с силою.


@темы: Стихи и почеркушки, письма к Агриппине

URL
17:59 

Колыбельная для Агриппины

машина по самоуничтожению
23:20 

Агриппине. Самой нежной девочке в мире.

машина по самоуничтожению
В каком-нибудь другом мире я жил бы в прокуренной однушке, заваленной всяким барахлом, не выходил бы из дома месяцами, а Агриппина носила бы мне крупнолистовой чай и свежие сплетни. Да-да, так оно и было бы.

Приходи в мое однокомнатное одиночество,
Приноси с собой свежих песен и новостей,
Наша общая осень течет и не может закончиться,
Мы - как пара супругов, вот только не делим постель.

Но зачем нам, скажи, подпростынные жаркие шорохи,
Если я замираю, когда твою руку держу?
В эти дни целый мир наш глядится то бредом, то мороком,
Постоянны лишь мы, лунный свет и цветной абажур.

Моя девочка легкая, хрупкая, точно перо
Из крыла неизвестной, нелепой, невиданной птицы.
Ты разделишь со мной однотипных поток вечеров
И надежду на то, что вот-вот уже чудо случится?

Мое робкое чудо, мое бестолковое инь,
В этом мире мы будем несчастливы, как же иначе,
Только здесь ровно также - всё клинья, куда ты не кинь.
А в придуманном мире ты ночью хотя бы не плачешь.

Мое сердце распилено господом напополам.
Ты покуда оставь свои вещи в восточном крыле.
Обещаю тебе, этот мир я однажды создам.
Нам с тобой уже тесно, не так ли, на этой земле?

Там все будет немного иначе. Я буду стройней,
Ты не будешь усталой, забытой, покинутой, взрослой.
Но мы также шарахаться будем от серых людей
И делить на двоих до конца двадцать третюю осень.

Мое храброе ян, разреши за тебя мне решить,
Сколько звезд будет в небе и как мы раскрасим закаты.
Обещаю, мы будем, конечно, мы будем там жить.
Не сейчас. Не сегодня. Не завтра. Однажды. Когда-то.

@темы: Стихи и почеркушки, письма к Агриппине

10:48 

Да, именно этим я занимаюсь вместо подготовки к КСЕ

машина по самоуничтожению
Агриппине, моей нежной девочке

Знаешь, малышка, ты снова забилась в угол, прячешься от эмоций и от людей, эдак с тоски недолго и поседеть. Кокон стянулся плотно и очень туго.
Милая, нежная, что ж ты сидишь одна, руки - в карманы, и взгляд непременно - в стену? Милость и гнев подвергаешь опять обмену, а если пьешь - то много и допьяна?
Снова запуталась? Снова не видишь смысла? Шепчешь упрямо: "нет, никому не нужно"? Мир вновь зовешь жестоким и равнодушным? Мрачно смеешься: "программа моя зависла"?
Радость моя, оглянись, посмотри обратно. Сколько же раз такое уже бывало? Просто пора опять начинать сначала, не опасаясь - вдруг кто поймет превратно.
Трудно всегда, когда вновь начинаешь путь. Только труднее - когда он уже окончен. Вот почему тебе так неспокойно ночью, вот почему ты не можешь опять уснуть.
Это проходит, милая, только верь. Ну, посмотри, ты такая сейчас смешная! Знаки упорно ищешь в звонках трамвая, тычешься носом в зеленого цвета дверь.
Не открывается - вешаешь снова нос. Шепчешь опять: "не дано", "не могу", "не светит". Радость моя, раз уж я за тебя в ответе, я тебе тайну в ладонях своих принес.
Это не сборник страшных секретов мира, не смысл жизни, не магия, не таро, не наболевшее "пешка, а не игрок", и не ответ на вопрос старика-Шекспира.
Солнце мое, безгранично тебя любя, я объясню, почему ничего не можешь. Очень смешно, очень просто, почти не сложно - дверь открывается с силой. И на себя...

@темы: Стихи и почеркушки, письма к Агриппине

10:51 

Агриппине, чтобы меньше переживала.

машина по самоуничтожению
Раз я все равно не сплю, повешу стих, который написал этой ночью для Агриппины.

Вот и все. Закончилось. Выдыхай.
Вновь один, как перст, и куда идти?
Ты разрушил сам рукотворный рай,
Из пустого страха развел пути.

И тебе не сладко, и горько ей,
И обидой детской полны глаза...
Почему ты струсил, погнал коней,
Сам себя предательством наказал,

Променял покой на полночный бег,
Ветер странствий выбрал взамен тепла?
Ты обрек себя на бродяжий век -
Сам построил дом, сам спалил дотла.

Так бреди в ночи - неприкаян, дик,
Утешайся песнями, пей до дна.
В этом мире множество Эвридик,
Может, ждет в потемках еще одна?

И твоя забытая ждет пока,
Хоть уже другой к ней стучит в окно.
Когда ты вернешься издалека,
Они будут вместе давным-давно.

Покаяний ждут, может, только год.
Ты б смирил гордыню - она простит.
Ну зачем влюбленность пускать в расход,
Когда пламя страсти еще горит?

И зачем бросать ту, к кому привык,
Если счастлив можешь быть только с ней?
Что же... в мире множество Эвридик.
Пусть твою утешит другой Орфей.

@темы: Стихи и почеркушки, письма к Агриппине

Рыцарь круглого квадрата

главная